Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

бутылка

Можно ли вернуть в магазин растаявший лед

Оригинал взят у samsebeskazal

Мне кажется, что самые невозмутимые люди в Америке это продавцы из супермаркетов. Однажды я видел как женщина пришла в магазин, чтобы вернуть лед. Нет, это не разновидность экзотических десертов и не ароматизатор для ванн. Это замороженная кубиками вода упакованная в полиэтиленовый пакет и стоящая что-то около двух долларов. Даже мне, даже в самые трудные годы жизни в Америке, не пришло бы такое в голову. А тетка не поленилась, взяла ребенка, села в новенькую Акуру МДХ, доехала до супермаркета и пошла менять лед на деньги.

Лед и невозмутимость.


И я даже не знаю, что меня поразило больше: факт возврата замороженной воды или отсутствие реакции на это у чувака за кассой. Он совершенно бесстрастным голосом сообщил ей, что магазин закрывается (так и было), никого из менеджеров нет, а у него нет полномочий производить возврат. Думаете тетя после этого развернулась и ушла? Неа. Она обошла весь магазин, лично проверила, что менеджеров действительно нет, вернулась к продавцу и насела на него с требованием возврата. В своем желании вернуть лед она была так настойчива, что мне началось казаться, будто в доме неподалеку мрачные люди в спортивных костюмах и лыжных масках удерживают милую американскую семью в заложниках и эти два доллара единственное, что может их спасти. Вы не поверите, но она своего добилась. Выслушав все ее аргументы тощий студент-кассир, выражение лица которого хорошо описывает выражение "poker face", извлек на свет какую-то специальную инструкцию в красной папке и смог каким-то хитрым образом провести ей по кассе возврат. А может он просто отдал ей свои деньги, чтобы она, наконец, отстала. Лед к тому моменту уже частично превратился в воду и потерял товарный вид, но сделка была закрыта. Мадам взяла два доллара, схватила за руку сына у ушла в ночь. Надеюсь, что люди в лыжных масках получили свое и с ее семьей все в порядке.

P.S. Еще я как-то раз видел, как в ликероводочном магазине мужик возвращал бутылку недорогого вина. Стоимостью долларов 10 максимум. И эта картина теперь навсегда со мной. В моей внутренней галерее странных вещей она висит сразу после льда. Понимаю, что, возможно, он купил две и вино было так себе (хотя что можно ожидать от вина за такую цену). Возможно, у него осталось с закупок на вечеринку, день рождения или свадьбу. Все возможно. Но я, родившись в России, так и не смог понять этого поступка. Как можно вернуть вино? Решительно не понимаю... Я бы выпил.

P.P.S. В американские магазины можно вернуть практически все что угодно. Часто даже не нужен чек. В комментах к этому посту на фейсбуке много забавных историй о том, как возвращают увядшие цветы, старые матрасы и даже купленные и сваренные макароны :) Я бы так не смог, но есть люди, которые сознательно так поступают.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
кот читает

Родовой патриотизм национального извода

Им невдомек, что любить семью — так же примитивно, как любить еду, которая тоже нас всех объединяет.
В последнее время суперактуален запрос на ценности рода и семьи. Есть даже Русское Общественное Движение — аббревиатуру составьте сами. Фильм «Бедные родственники» — о том, как разрубленное тело народа срастается, невзирая на все жульничества, обломы и хитрости властей, — начинает триумфальное шествие по экранам. «Родственники» — обобщающее слово Павла Лунгина при длинном ряде однородных членов, которые наше кино выстраивает еще с насквозь фальшивой михалковской «Родни» (1982): «Мой американский дедушка» — «Американская дочь» — «Мама» — «Папа!» — «Брат» (1 и 2) — «Сестры» — «Свои». Как правильно писала Виктория Белопольская, инстинкт родства — последний, который вообще остается. Падают идеологические скрепы, исчезают интеллектуальные совпадения (поскольку интеллектуальная жизнь сходит на нет) — и правит бал дремучий, темный, древний корень: та самая родовая общность. Этот мне брат, а вон тот — не брат.
Почему русские националисты абсолютизируют род — понятно. Для них ведь главное — аморализм: чтобы никакой морали вообще не было. Данный человек близок мне не потому, что я думаю, как он, или мне нравятся его сочинения, нет: я должен любить его, не рассуждая, потому что он из моего города, моего этноса. Отношения «свой — чужой» строятся в этой системе на том, что своих не выбирают.Collapse )
Впрочем, до таких высот сверхчеловечества Россия вряд ли воспарит. Что сейчас, что позже. Потому что для принятия христианства надо сначала отказаться от язычества. А чтобы стать сверхчеловеком, надо сначала стать просто человеком. У которого в отличие от зверя есть не только родня, самка и нора, но еще и кое-какие принципы, не сводящиеся к урчанию в животе.
Д.Быков
девушка и котя

На этом прахе будет начертан один знак.

blog_entry_607461

Из цикла «Сны»

Какие споры, какие деньги, о чем речь,
какие семьи, какие сборы, какой газ?
Нам надо бросить это все и подстеречь,
что после схлопывания останется от нас.
Содержание эпохи — ее крах,
ему подвержены лиана, дуб и злак;
содержание этой урны — общий прах,
на этом прахе будет начертан один знак.

Без величия момента — момент плох,
в ком нет трагического чувства — тот клоп.
Сейчас величие момента в том, что Бог
на нас, толпящихся у края, глядит в лоб.
Мой слог отрывист, дыханье рвано, взор тускл,
мои слова еще не новы, но звук нов.
Передо мной, насколько вижу, лежит спуск
в лиловую бездну, вечную бездну моих снов.
Не всякий дожил до перевала, но я смог.
Мне до сих пор чего-то жалко — мой грех.
Мне предстоит нащупать слово, один слог,
который можно будет оставить от нас всех.

От всех усадеб, от всех парков, от всех зал,
От всех прудов, от всех болот, от всех рек.
Он должен вмещать и дальний костер, и первый бал,
И пьяный ор, и ночной спор, и первый снег.
Он должен включать всю бесполезность, всю тщету,
всю грациозность, всю неуклюжесть, все сплошь —
включая то самоистребленье, ту черту,
за которой все это стало одна ложь.
Теперь от этого я оставлю один знак,
одну йоту, одну ноту, один цвет,
поскольку можно жить как хочешь, но жить так
и чувствовать право на все это — уже нет.

Он проступает, иероглиф, из той тьмы,
Что раньше пряталась внутри, а теперь — вне.
Он совершенен, он уродлив, как все мы,
В нем есть неправильность, какая была во мне.
Пока я не совсем сошел с ума,
я начинаю его как будто понимать.
Порой мне кажется, что это слово «тьма»,
а иногда — что это слово «мать».
Дм.Быков