Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
кот читает

Немного об оскорблении чувств верующих

Накануне скандал разгорелся в Калининграде. Пятеро молодых мужчин кавказской национальности, скорее всего, приезжих, гуляя по территории собора Христа Спасителя в центре города, наткнулись на святой источник, расположенный в часовне. И... не придумали ничего лучше, чем помыть в нем обувь. Пока несколько человек тщательно терли кроссовки, один из компании снимал все на видео.

- Для них это такая святая вода, а мы в ней ноги моем! – слышатся за кадром комментарий с акцентом.

Ролик, естественно, выложили в соцсети, после чего и разгорелся скандал. Вскоре компания была задержана полицией. А позже в сети появилось видео с извинениями.

- Добрый день, друзья, люди, живущие в Калининграде! Я - Расул, я насчет видео, которое сняли у колодца или у крана... Мы не знали и не думали, что это такая серьезная вода и святая… Я думал, что это обычный кран и обычная вода. Так как мы очень плохо вели себя, я хочу очень извиниться, больше такого не повторится.
И это все? А где же все эти православные хоругвеносцы, казаки, схиигумен Сергий с инокинями???
Почему не возбуждают дело об оскорблении чувств верующих?
Ревнители веры православной, аки мыши, сидят по норам.

https://www.kaliningrad.kp.ru/daily/217181.5/4287723/
рыжик

Крутится-вертится...

- Почему сразу "тупой мудак"? - обиделся инквизитор. - У меня, между прочим, Сорбонна в биографии и два карательных похода.

- "Пиджак"?

- Политрук!

- А какой факультет Сорбонны заканчивал?

- А как сам думаешь?

- Судя по тому что ты мне в уши ссышь, начальник, риторику, - ехидно ответил Галилей. - В какой бригаде служил?

- Вторая Бургундская, тяжелая кавалерия. И вопросы здесь задаю я. А ты в какой?

- Я больше пользы наукой приношу, - злобно отозвался Галилео. - Ближе к делу.

- Откосил, значит. Хорошо. Люблю веселых подследственных. Ладно, сначала к делу, а тело оставим на потом.

Инквизитор пошуршал свитками и папками, разложенными на столе, выбрал один, насадил на нос венецианского стекла очки без дужек, развернул свиток и заводил по нему костяной палочкой с набалдашником в виде головы Иоанна Крестителя.

- Так... так... ага. Вот. Земля, значит, "все-таки, вертится!" Да? Говорил такое?

- Говорил! - твердо ответил Галилей. - И еще раз скажу. Вер-тит-ся! Но подписывать ничего не буду.

Инквизитор снял очки, отложил стило и посмотрел на Галилея как пророк Илья на нечестивого царя Саула.

- Вертится. Значит, именно "вертится". Это правильно что ты подписывать не будешь. Потому что лучше сразу на костер, чем такое подписать. Лучше мучеником за науку быть, чем жить с репутацией деревенского дурачка.

- Это в каком смысле? - нахмурился Галилей.

- Да в том, блять, смысле, - внезапно заорал инквизитор, вскакивая из-за стола, - Что вертятся бляди в борделе вокруг шеста! Уж на сковородке вертится! Подследственный вот прямо сейчас на допросе вертится! А земля не вертится. Люди на улицах уже смеются - слыхал, говорит, в Земля-то вертится! Прямо как моя Фиона в течке! Га-га-га!... Сам-то что заканчивал?

- У вас все записано, - все так же надменно, но уже с неуверенностью ответил ученый.

- Записано. Монастырская школа Валломброза, послушник. Потом Пизанский медицинский. Так какого дьявола ты, клизма, полезла в небесные тела? Тебя чиряки и кровопускания плохо кормили? Землю Бог создал, а она у него "вертится"! Вертихвостка эдакая!

- Ну... а как? - растерялся Галилео. - Обращается, что ли?

- Обращаются к старшему по званию! Или вокруг чего-то. Например, вокруг Солнца. Сэкономил на рецензентах, да, пипетка?

- А... откуда вы... - окончательно растерялся Галилей. - Я же никому...

- Не по тебе одному работаем, - буркнул инквизитор, успокаиваясь и возвращаясь за стол. - Контора даром облатки не ест. - Короче, думай сам что она делает, но вертеться она не может.

- А что она может?

- А кто тут Галилей - ты или я? - ехидно сказал инквизитор. - Ты ученый, ты и думай. Только думай быстро, уже пора от дела к телу переходить, потому что на дыбе фантазия обостряется, а клещи уже стынут.

Галилей тяжко задумался, шевеля губами. Затем встал и начал ходить по допросной, что-то бормоча себе под нос. Наконец остановился посреди комнаты и вопросительно посмотрел на следователя.

- Может крутится?

- Крутится-вертится шар голубой. Думай еще.

- Ну ничего в голову не приходит, коллега! - искренне ответил Галилео. - Может ты подскажешь? Все-таки, Сорбонна!
Инквизитор опять встал из-за стола, оттеснил Галилея к стене и завертелся вокруг себя, вздымая полы мантии, как дервиш
.
- Вот что я сейчас делаю?

- Крутишься.

Инквизитор остановился и отвесил себе мощнейший фейспалм.

- Да что такое?- обижено завопил Галилей из угла. - Я врач и астроном, а не филолог! Хоть намекни!

- Вра...

- Врач?

- Враща...

- Враща... - как под гипнозом повторил врач-астроном.

- Вращается! - рявкнул инквизитор.

Теперь мощнейший фейспалм отвесил себе Галилей.

- Истинно! Как все просто! Береги Матерь Божья Сорбоннский университет и нашу Святую инквизицию! Давайте бумагу, срочно. Я могу забыть.

- Вот листок, - буркнул следователь, пододвигая пергамент и чернильницу. - Пишем: Я, Галилео Галилей... есть? Место рождения... ага, город Пиза, хорошо. Пишем дальше. Утверждаю, что...

Галилей старательно заскрипел пером по бумаге. Следователь внимательно следил за подследственным, время от времени одобрительно кивая головой.

- А как правильнее, "пелона" или "пилота"?

- Какого еще "пелона"? - инквизитор резко выдернул пергамент и перечитал.

- А почерк-то, святой Каллиграфий... "Небесно тело Земля обращается..." Опять обращается!.. " округ скрозной воображаемой палки, подобно тому как девы гулящие в борделе округ пелона..." Блять! Ты что, издеваешься?

- Ошибся, виноват. Я когда медленно пишу, то у меня мысли далеко вперед уносятся. Давай ножичком зачистим и перепишем.

Инквизитор в сердцах хрустнул стилом так, что голова Иоанна Крестителя отвалилась и закатилась на блюдо с виноградом.

- Нельзя править, следственный документ! - инквизитор раздраженно скомкал пергамент и кинул его в массивную урну со львами. Затем пододвинул новый лист. - Переписывай. Только быстро. Учти, это последний пергамент, дальше будешь как лох на бумаге писать. Нет, стой. Вот я тебе образец заявления по твоим материалам подготовил. Просто перерисовывай как есть. Научат в медичке черт знает чему, потом по этим рецептам люди мышьяк вместо коньяка принимают. Три минуты. Время пошло. Напоминаю, клещи стынут.

Следователь перевернул песочные часы и ученый с нечеловеческой скоростью зачертил по бланку пером.

- Готово? Дата, фамилия полностью, подпись. Песочком посыпь. Сдуй. Отлично. Давай сюда.

Следователь принял документ, аккуратно скрутил его в трубочку и положл себе на колени.

- Вот и все. И пыток не надо. Все по любви.

Галилей настороженно следил за ним гадючьими глазами. Затем внезапно рванулся через стол.

- А ну отдай, гад! Гад! Сука ментовская!

Инквизитор ловко перехватил бойкого но тщедущного ученого, повалил на стол, заломив руку и перехватив горло. Некоторое время Галилей шипел и дергался, затем обмяк.

- Ну все, все. Пусти, больно.

Инквизитор выпустил Галилея и вернулся в свое кресло. Взъерошенный астроном - в свое.

- Это что же, я сам на себя явку с повинной написал? Не для протокола, Беллармино, а для души моей слова тебе. Хитры вы, конечно, собаки легавые, с подходцами вашими...

- Ой, да ладно... - Инквизитор небрежно махнул рукой и углубился в исповедь. Постепенно глаза его полезли на лоб. - Грхм... бда.. аааа... или это ииии?.. Ты шо блять написал? Что это за наскальные рисунки?

Инквизитор повернул пергаментный бланк к посдследственному лицевой стороной. По полю протокола змеились какие-то волнистые линии, заканчивающиеся завитушками. После второго абзаца, который можно было еще распознать, начиналась вакханалия ломаных.и кривых.

- Чистосердечное признание, - буркнул Галилей из кресла. - Как просили.

- Это не признание! Это больной пляской святого Вита, дорвался до фломастеров! Вот это что за буква?

- Это не буква, это пробел.

- А почему там собственно пробела нет?

- Чтобы перо от листа не отрывать. Так быстрее. Скоропись. Ты же сам сказал: "только быстро". В чем проблема? Все врачи так пишут. Особенно когда надо писать много и срочно.

Некоторое время следователь и подследственный молча смотрели друг на друга. Даже канарейка в клетке у инквизитора заткнулась.

- Слушай, Галилео, - вкрадчиво сказал инквизитор Беллармино. - А давай я сам напишу, а ты просто допишешь внизу "с моих слов записано верно". Дата, фамилия, подпись. А?

- Черта с два. А потом ты у меня в соавторах открытия. Нет уж, это исключительно мое открытие. Хотите жечь - жгите так. Я не не для вас открытие совершал, а для потомков. Что это получается, вы меня спалите, а через сто лет "величайшее открытие ученого Галилея и кардинала Беллармино"? А то ты еще нижний край папируса...

- Пергамента.

- Тем более. Нижний край пергамента с моей подписью оторвешь, и вообще будет "открытие кардинала Беллармино", а меня сожгут за какое-нибудь паршивое колдовство. Нон вадо!

- Конвой! - заорал иннквизитор. В кабинет вломились два гвардейца Святого Официума. - Проводить до апартаментов. На сегодня все.

- Л-л-лапы убр-р-ал! - гавкнул Галилей на конвоира, пугливо попятившегося от неприятного дедушки. Затем заложил руки за спину и независимо пошагал на выход. Внезапно в дверях остановился и обернулся к инквизитору.

- А все-таки она вертится! - торжествующе сказал Галилей, показал фиолетовый от чернил язык и вышел в коридор.

***
Смеркалось. Инквизитор зажег свечу и уставился на огонек. Ответ крутился где-то рядом. Крутился... вертелся... обращался... тьфу ты! Инквизитор чертыхнулся про себя, и тут же трижды перекрестился. На третьем кресте пальцы следователя замерли у лба.

Вот оно!

- А я тебя таки раскручу, - сквозь зубы сказал следователь. - Развращу. То есть, развращаю. И обращу. Вокруг скрозной палки. Как курву вокруг пилона. Диего-о-о!


Инквизитор кардинал Беллармино заколотил в колокольчик, вызывая секретаря.

- Да, ваше высокопреосвященство, - сказал монашек с папкой, появившийся из-за портьеры, прикрывавшей дверь.

- Допросы отменить. Материал собран. Больше не надо. Готовье объебон в суд. И вот что. Вызовите на заседание суда какого-нибудь аптекаря.

- Аптекаря? - переспросил монашек.

- Ну да. Аптекаря, провизора, фармацевта, или кого нибудь еще из этой братии. Цирюльника не надо.

- Велеть взять с собой снадобья? Вдруг кому нибудь станет плохо?

- Станет, обязательно станет, - злобно сказал инквизитор. - Только снадобий не надо. Просто аптекаря доставьте. Любого.

Монашек поклонился и исчез за портьерой.

Кардинал хлопнул в ладоши и довольно покосился на сейф, в котором лежали собственноручные показания подследственного Галилео Галилея, сына Винченцо из Пизы, выпускника медицинского факультета университета этого славного города.

Дело было сделано, невзирая на ученые козни.

Ибо что один врач напишет, другой аптекарь всегда прочитать и правильно перевести сможет.

529410_600
девушка и котя

Пасха в апреле

Ольга Куликовская-Романова

В небе, как зарево, внешняя зорька,
Волны пасхального звона…
Вот у соседей заплакал так горько
Звук граммофона,
Вторят ему бесконечно-уныло
Взвизги гармоники с кухни…
Многое было, ах, многое было…
Прошлое, рухни!
Нет, не помогут и яйца на блюде!
Поздно… Лучи догорели…
Что безнадежней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле?

М.Цветаева
кот читает

"Революция случилась для того, чтобы Блок написал «Двенадцать».

Впереди Исус Христос

Во время революции — главного пока события русской истории — наибольшее за всю эту историю количество людей жили в полную силу. Все остальное не имеет значения.
Юрий Анненков в «Дневнике моих встреч» вполне справедливо замечал, что русская революция в огромной степени была художественным произведением, то есть в буквальном смысле произведением художников: это был не экономический проект марксиста Ленина или политический проект политика Керенского, а грандиозная инсталляция, современно выражаясь, русского авангарда.

Когда Пастернак говорит о Ленине: «Ураган пронесся с его благословения», – это не совсем так; Вознесенский говорил автору этих строк, что сначала авангардисты строят баррикады из текста, а уж потом на улицах начинают переворачивать транспорт и громоздить арматуру. Русская революция была не перехватом власти и не сменой строя, а утопией русских писателей и философов, богословов и космистов, – событием прежде всего духовным, а не социальным.

Хотя так уж разделять эти две сферы я не стал бы: просто, как писал Блок, «проносящийся революционный циклон производит бурю во всех морях – природы, жизни и искусства; в море человеческой жизни есть и такая небольшая заводь, вроде Маркизовой лужи, которая называется политикой; и в этом стакане воды тоже происходила тогда буря (…). Моря природы, жизни и искусства разбушевались, брызги встали радугою над нами». Именно так оно и было, и когда мы говорим сегодня о русской революции, надо иметь в виду, что главной фигурой в ней был не Ленин, а скорее уж Блок, который сам ничего не провоцировал, но все фиксировал. Революция случилась не для того, чтобы развязали красный террор, учинили разруху и выгнали одних интеллектуалов в эмиграцию, а других – призвали во власть; революция случилась для того, чтобы Блок написал «Двенадцать».

Все мы имеем смысл только потому, что от нас остается нечто бессмертное, – и поэма Блока оказалась бессмертным памятником изумительному катаклизму; таким же памятником были «Сестра моя жизнь», «Облако в штанах», «Принцесса Турандот» Вахтангова, Мейерхольд, «Повесть о Сонечке», «Белая гвардия», «Конармия». Все остальное, включая красный террор, белый террор, разруху, военный коммунизм и великий почин, имеет ценность для историка, возможно, для психолога, и уж конечно, для будущего писателя; но объективно человеческая жизнь интересует Бога лишь в той степени, в какой данное человеческое существо производит интересный Богу продукт. Так выстроилась моя концепция мироздания, и пока меня ничто не разубедило. Всякий социальный строй интересен только в той степени, в какой он способствует духовному раскрытию нации. С России 1917 года удалось собрать богатый урожай. Никаких других категорий – хорошо-плохо, морально-аморально – к истории применять не следует, потому что история существует не для преподавания моральных уроков, а для формирования нового типа людей, для эволюции, иначе говоря.

В смысле этой эволюции русские события 1914–1929 годов были очень значительны, и дело далеко не ограничивалось превращением Шариков в Шариковых; имело место и превращение сельского плотника в легендарного комдива Чапаева, и трансформация бандита в легендарного комбрига Котовского, и даже становление скучноватого экономиста и грубоватого публициста в качестве вождя мирового пролетариата, в каковом качестве он и в самом счастливом сне себя не рассматривал. Все они колоссально переросли себя, и это Богу интересно. Есть личности и целые нации, не интересные Богу, и нынешняя Россия по себе прекрасно знает, какое это скучное, холодное, бессмысленное состояние.

Что до стандартного возражения о человеческих жертвах, которыми была оплачена эта революция и гражданская война, – так ведь тот же Блок писал: «День как день, ведь решена задача – все умрут». Россия – такая страна, что в ней вообще любят массовые репрессии, опричнину, крестьянские восстания и их жестокие подавления. «Любит, любит кровушку русская земля», – написала одна из самых прозорливых современниц русской революции. Но иногда перед смертью получается немного пожить, а иногда не получается.

И все диванное воинство, которое сегодня осуждает русскую революцию за то, что она отняла комфорт у некоторой части обывателей, забывает или не подозревает, что обыватель вообще-то никому не интересен, что сама по себе человеческая жизнь никакой ценности не имеет. Во время революции – главного пока события русской истории – наибольшее за всю эту историю количество людей жили в полную силу. Все остальное не имеет значения.

А так-то у всех у нас впереди Исус Христос, как сказано в «Двенадцати». Только одним он скажет: «Такого не знаю», а другим – «Спасибо, было интересно».

http://www.profile.ru/pryamayarech/item/121071-vperedi-isus-khristos
кот читает

Аллах Акбар, Иисус всемогущий!

Ой, братцы! Даже не знаю, что думать.
И как жить теперь с этим!
Попросили меня тут для школьников небольшой рассказ написать о великом русском путешественнике Афанасии Никитине и его хождении за три моря.
Взял я перевод (бо в древнеславянском не силен), сижу, освежаю в памяти обстоятельства его вояжа. И вдруг глаз цепляется за что-то знакомое.

"Милостию божией прошел я три моря.Остальное бог знает, бог покровитель ведает. Аминь! Во имя господа милостивого, милосердного. Господь велик, боже благой, господи благой. Иисус дух божий, мир тебе. Бог велик. Нет бога, кроме господа. Господь промыслитель. Хвала господу, благодарение богу всепобеждающему. Во имя бога милостивого, милосердного. Он бог, кроме которого нет бога, знающий все тайное и явное. Он милостивый, милосердный. Он не имеет себе подобных. Нет бога, кроме господа. Он царь, святость, мир, хранитель, оценивающий добро и зло, всемогущий, исцеляющий, возвеличивающий, творец, создатель, изобразитель, он разрешитель грехов, каратель, разрешающий все затруднения, питающий, победоносный, всеведущий, карающий, исправляющий, сохраняющий, возвышающий, прощающий, низвергающий, всеслышащий, всевидящий, правый, справедливый, благий"

Ну ведь знакомо же! Нет же, думаю, читал я это уже, но в другом месте, и на другом языке...
Лезу в древнеславянский оригинал, а там -- вот что! В древнеславянском-то, в оригинале!

"Милостию божиею преидох же три моря. Дигерь худо доно, Аллах перводигерь дано. Аминь! Смилна рахмам рагим. Аллах акьбирь, акши худо, илелло акшь ходо. Иса рух оало, ааликъ солом. Аллах акьберь. Аилягаиля илелло. Аллах перводигерь. Ахамду лилло, шукур худо афатад. Бисмилнаги рахмам ррагим. Хуво могу лези, ляляса ильлягу яалимуль гяпби ва шагадити. Хуя рахману рагиму, хубо могу лязи. Ляиляга иль ляхуя. Альмелику, алакудосу, асалому, альмумину, альмугамину, альазизу, алчебару, альмутаканъбиру, алхалику, альбариюу, альмусавирю, алькафару, алькалъхару, альвазаху, альрязаку, альфатагу, альалиму, алькабизу, альбасуту, альхафизу, алльрравию, алмавизу, алмузилю, альсемилю, албасирю, альакаму, альадюлю, алятуфу."

Ну то есть правильный перевод примерно такой... Примерно...

Милостию Божией перешел я три моря.
Про остальное Аллах знает, Аллах покровитель ведает. Аминь! Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Аллах велик! Боже благой. Аллах благой. Иисус дух божий, мир тебе. Аллах велик. Нет Бога, кроме Аллаха. Аллах промыслитель. Хвала Господу, благодарение Аллаху всепобеждающему. Во имя Аллаха милостивого, милосердного...

Вот как теперь с этим жить? Афанасий же! Никитин! Наше всё!

Андрей Шипилов
птица

Человек и мир



"У человека мира нет. В сердце нет, в мыслях нет. На бумаге, правда, есть. В декларациях и мирных договорах есть. В тех договорах, которые неизбежно будут нарушены по праву сильного или по иным соображениям, и превращены в макулатуру. А по жизни и в реальности мира нет. У Бога есть мир, и Сам «Он есть мир наш», как Павел о том неоднократно говорит. И Церковь постоянно просит о том, чего либо нет, либо не хватает, но что очень нужно. Спасибо ей за это. Когда-нибудь Церковь уйдет из мира, спрячется, скроется, как Крылатая Жена из Апокалипсиса, и тогда всякая плоть почувствует, что жизнь потеряла смысл. Верующие и неверующие почувствуют."
Протоиерей Андрей Ткачев
кот с фотокамерой

Похоже на какой-нибудь город из STAR WARS...



...но это мечеть Пророка, Мадина.
Аль-Мадина аль-Munawwarah или «сияющий город» в Хиджаз районе на западе Саудовской Аравии является вторым священным городом ислама после Мекки, и место захоронения исламского пророка Мухаммеда.
Мадина также является домом для трех самых старых мечетей.

Вход в центре Медины не мусульманам предоставляется только в исключительных обстоятельствах.
кот читает

Шах и мат, Иисус!

Первая церковь при торговом центре появилась в Красноярске.
В одном из торговых центров Красноярска впервые в России открыли храм-часовню во имя святого Феодора Томского, сообщает источник со ссылкой на пресс-службу местной епархии.
«Здесь люди нуждаются в духовном окормлении. Ведь там, где торговля, всегда много негатива.А теперь есть место, где каждый может духовно очиститься. Всем, кто на службы приходил, очень понравилось», — прокомментировал открытие церкви протоиерей Георгий Козгов.
https://www.gazeta.ru/social/news/2016/12/10/n_9437267.shtml

PS Евангелие осуждает торговлю в храмах
Но о храмах в торговле там ничего не сказано))