Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

кот читает

Билл Гейтс отказался вакцинировать своих детей.

Тот самый Билл Гейтс, который упорно призывает все население Земли вакцинироваться, отказался вакцинировать своих детей. Оп-па!

https://www.bitchute.com/video/JcT0t6wa7Nae/

https://www.bitchute.com/video/Ly0Qz7RWcguA/
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
кот читает

Академик Лихачев о подвигах и ужасах блокадного Ленинграда.

***

Директор Пушкинского Дома не спускался вниз. Его семья эвакуировалась, он переехал жить в Институт и то и дело требовал к себе в кабинет то тарелку супа, то порцию каши. В конце концов он захворал желудком, расспрашивал у меня о признаках язвы и попросил вызвать доктора. Доктор пришел из университетской поликлиники, вошел в комнату, где он лежал с раздутым животом, потянул носом отвратительный воздух в комнате и поморщился; уходя, доктор возмущался и бранился: голодающий врач был вызван к пережравшемуся директору!

В академической столовой около Музея антропологии и этнографии АН кормили по специальным карточкам. Многие сотрудники карточек не получали и приходили… лизать тарелки. Лизал тарелки и милый старик, переводчик с французского и на французский Яков Максимович Каплан. Он официально нигде не работал, брал переводы в Издательстве, и карточки ему не давали. Первое время добился карточки в академическую столовую [литературовед] Комарович, но потом, в октябре, ему отказали. Он уже опух от голода к тому времени. Помню, как он, получив отказ, подошел ко мне (я ел за столиком, где горела коптилка) и почти закричал на меня со страшным раздражением: «Дмитрий Сергеевич, дайте мне хлеба — я не дойду до дому!» Я дал свою порцию.

***

Дуранда спасала ленинградцев от голода. Что такое дуранда — зайдите как-нибудь в фуражный магазин, где продают корм для скота. Впрочем, мы ели не только дуранду. Ели столярный клей. Варили его, добавляли пахучих специй, клали сухие коренья и делали студень, ели с уксусом и горчицей. Дедушке (моему отцу) этот студень очень нравился. Пока варили клей, запах был ужасающий…

…В Институте в это время я ел дрожжевой суп. Этого дрожжевого супа мы ждали более месяца. Слухи о нем подбадривали ленинградцев всю осень. Это было изобретение и в самом деле поддержавшее многих и многих. Делался он так: заставляли бродить массу воды с опилками. Получалась вонючая жидкость, но в ней были белки, спасительные для людей. Можно было съесть даже две тарелки этой вонючей жидкости. Две тарелки! Этой еды совсем не жалели.

(Продолжает Зинаида Лихачева)

Осенью приходил [историк античности] Каллистов. Шутя спрашивал, не продадим ли мы «собачки», нет ли у нас знакомых, которые хотели бы передать собачек «в надежные руки». Каллистовы уже ели собак, солили их мясо впрок. Резал Дмитрий Павлович не сам — это ему делали в Физиологическом институте. Впрочем, к тому времени, когда он приходил к нам, в городе не оставалось ни собак, ни кошек, ни голубей, ни воробьев. На Лахтинской улице было раньше много голубей. Мы видели, как их ловили. Павловские собаки в Физиологическом институте были тоже все съедены. Доставал их мясо и Дмитрий Павлович. Помню, как я его встретил, он нес собачку из Физиологического института. Шел быстро: собачье мясо, говорили, очень богато белками.

«Были мерзавцы, которые убивали людей, чтобы добыть их мясо для продажи»

Сцены бывали ужасные. Некоторые голодающие буквально приползали к столовой, других втаскивали по лестнице на второй этаж, где помещалась столовая, так как они сами подняться уже не могли. Третьи не могли закрыть рта, и из открытого рта у них сбегала слюна на одежду. Лица были у одних опухшие, налитые какой-то синеватой водой, бледные, у других — страшно худые и темные.

А одежды! Голодающих не столько мучил голод, как холод — холод, шедший откуда-то изнутри, непреодолимый, невероятно мучительный… Он пронизывал всего насквозь. Тело вырабатывало слишком мало тепла. Холод был ужаснее голода. Он вызывал внутреннее раздражение. Как будто бы тебя щекотали изнутри. Щекотка охватывала все тело… Поэтому кутались как только могли. Женщины ходили в брюках своих умерших мужей, сыновей, братьев (мужчины умирали первыми), обвязывались платками поверх пальто.

***

Развилось своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели. А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта. Особенно трудно было пожилым. Те, у которых были отняты карточки, не могли их восстановить. Достаточно было таким ослабевшим не поесть день или два, как они не могли ходить, а когда переставали действовать ноги — наступал конец.

Обычно семьи умирали не сразу. Пока в семье был хоть один, кто мог ходить и выкупать хлеб, остальные, лежавшие, были еще живы. Но достаточно было этому последнему перестать ходить или свалиться где-нибудь на улице, на лестнице (особенно тяжело было тем, кто жил на высоких этажах), как наступал конец всей семье.

***

По улицам лежали трупы. Их никто не подбирал. Кто были умершие? Может быть, у той женщины еще жив ребенок, который ее ждет в пустой холодной и темной квартире? Было очень много женщин, которые кормили своих детей, отнимая у себя необходимый им кусок. Матери эти умирали первыми, а ребенок оставался один. Так умерла наша сослуживица по издательству — Давидович. Она все отдавала ребенку. Ее нашли мертвой в своей комнате. Она лежала на постели. Ребенок был с ней под одеялом, теребил мать за нос, пытаясь ее «разбудить». А через несколько дней в комнату Давидович пришли ее «богатые» родственники, чтобы взять…, но не ребенка, а несколько оставшихся от нее колец и брошек. Ребенок умер позже в детском саду.

***

У валявшихся на улицах трупов обрезали мягкие части. Началось людоедство! Сперва трупы раздевали, потом обрезали до костей, мяса на них почти не было, обрезанные и голые трупы были страшны.

Людоедство это нельзя осуждать огульно. По большей части оно не было сознательным. Тот, кто обрезал труп, редко ел это мясо сам. Он либо продавал это мясо, обманывая покупателя, либо кормил им своих близких, чтобы сохранить им жизнь. Ведь самое важное в еде — белки. Добыть эти белки было неоткуда. Когда умирает ребенок и знаешь, что его может спасти только мясо, — отрежешь у трупа…

Но были и такие мерзавцы, которые убивали людей, чтобы добыть их мясо для продажи. В огромном красном доме бывшего Человеколюбивого общества обнаружили следующее. Кто-то якобы торговал картошкой. Покупателю предлагали заглянуть под диван, где лежала картошка, и, когда он наклонялся, следовал удар топором в затылок. Преступление было обнаружено каким-то покупателем, который заметил на полу несмытую кровь. Были найдены кости многих людей. Так съели одну из служащих Издательства АН СССР — Вавилову. Она пошла за мясом (ей сказали адрес, где можно было выменять вещи на мясо) и не вернулась. Погибла где-то около Сытного рынка. Она сравнительно хорошо выглядела. Мы боялись выводить детей на улицу даже днем.

Женщина (Зина ее знала) забирала к себе в комнату детей умерших путиловских рабочих (я писал уже, что дети часто умирали позднее родителей, так как родители отдавали им свой хлеб), получала на них карточки, но… не кормила. Детей она запирала. Обессиленные дети не могли встать с постелей; они лежали тихо и тихо умирали. Трупы их оставались тут же до начала следующего месяца, пока можно было на них получать еще карточки. Весной эта женщина уехала в Архангельск. Это была тоже форма людоедства, но людоедства самого страшного.
***
полностью здесь
дама с яблоком

Рождество и Бродский



В Рождество все немного волхвы.
В продовольственных слякоть и давка.
Из-за банки кофейной халвы
производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд:
каждый сам себе царь и верблюд.
Сетки, сумки, авоськи, кульки,
шапки, галстуки, сбитые набок.
Запах водки, хвои и трески,
мандаринов, корицы и яблок.
Хаос лиц, и не видно тропы
в Вифлеем из-за снежной крупы.

И разносчики скромных даров
в транспорт прыгают, ломятся в двери,
исчезают в провалах дворов,
даже зная, что пусто в пещере:
ни животных, ни яслей, ни Той,
над Которою — нимб золотой.

Пустота. Но при мысли о ней
видишь вдруг как бы свет ниоткуда.
Знал бы Ирод, что чем он сильней,
тем верней, неизбежнее чудо.
Постоянство такого родства —
основной механизм Рождества.

То и празднуют нынче везде,
что Его приближенье, сдвигая
все столы. Не потребность в звезде
пусть еще, но уж воля благая в
человеках видна издали,
и костры пастухи разожгли.

Валит снег; не дымят, но трубят
трубы кровель. Все лица, как пятна.
Ирод пьет. Бабы прячут ребят.
Кто грядет — никому непонятно:
мы не знаем примет, и сердца
могут вдруг не признать пришлеца.

Но, когда на дверном сквозняке
из тумана ночного густого
возникает фигура в платке,
и Младенца, и Духа Святого
ощущаешь в себе без стыда;
смотришь в небо и видишь — звезда.
***
Снег идет, оставляя весь мир в меньшинстве.
В эту пору — разгул Пинкертонам,
и себя настигаешь в любом естестве
по небрежности оттиска в оном.
За такие открытья не требуют мзды;
тишина по всему околотку.
Сколько света набилось в осколок звезды,
на ночь глядя! как беженцев в лодку.
Не ослепни, смотри! Ты и сам сирота,
отщепенец, стервец, вне закона.
За душой, как ни шарь, ни черта. Изо рта —
пар клубами, как профиль дракона.
Помолись лучше вслух, как второй Назорей,
за бредущих с дарами в обеих
половинках земли самозваных царей
и за всех детей в колыбелях.
1986

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА

В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне может зимой мести.
Ему все казалось огромным; грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы — Бальтазар, Каспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.
Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.
24 декабря 1987
И.Бродский
дама с яблоком

Иллюстрации Mili Weber

Mili Weber(1891-1978) была швейцарским художником, которого в основном знали по изображениям детей с цветком. Она создала свою собственную страну чудес и создала в своем «сказочном доме» над озером Санкт-Мориц настоящий Кукольный домик.
Она посещала школу искусств и ремесел в Биле, а затем преподавала там различные предметы декоративно-прикладного искусства.
обучение в академии живописи в Мюнхене.
Мили Вебер жила и работала с 1917 года до своей смерти в 1978 году в Санкт-Морице. В дополнение к живописи - ее основная работа состоит из акварелей - она ​​писала рассказы и сочиняла песни и оратории.
Ее детская любовь к природе превратилась в необыкновенную реакцию на животных и растения.
В течение 60 лет она жила в «сказочном доме», который сегодня превратился в музей. Цветочные дети сияют от своих красочных акварелей, в замковой комнате расписанный потолок изображает четыре сезона, а кукольный домик, полный комнаты, рассказывает историю о княжеской семье. В дополнение к живописи и созданию работ в большом кукольном домике Вебер также сочиняла музыку.

Mili Weber - 13
Mili Weber - 11
Mili Weber - 5

Collapse )
дама с яблоком

Иллюстрации Phoebe Wahl

Phoebe Wahl (Фиби Уол) - американский иллюстратор детских книжек.
Она выросла в школе в штате Вашингтон, и ее детство на Северо-Западе дало ей большое вдохновение и трудовую этику. Фиби окончила школу дизайна в Род-Айленде в 2013 году в иллюстрации, и в настоящее время живет в штате Вашингтон.
Получила премию Новый Иллюстратор, и была включена в Книгу школьной библиотеки за оформление книги Киркуса и Хаффпоста как одну из Лучших детских книг от 2015.

phoebe wahl - 13
phoebe wahl - 5
phoebe wahl - 10

Collapse )
дама с яблоком

Иллюстрации Beatrix Potter

Beatrix Potter (1866-1943) - английский писатель, иллюстратор, естествоиспытатель и эколог, самый известный за ее детские книги с изображением животных, таких как, Повесть о Кролике Питере.
Родившись в привилегированной семье, Поттер была образована гувернантками, и выросла изолированно от других детей. Она имела много домашних животных, и проводила отпуск в Шотландии и Озерном крае, развивая любовь к ландшафту и природе.
Вышла замуж за Уильям Хеелис, уважаемого местного адвоката из Hawkshead. Поттер была также призовым заводчиком овец Herdwick, и преуспевающим фермером, остро заинтересованным в сохранении земли. Она продолжала писать и иллюстрировать, а также разрабатывала фирменные знаки товаров, основанных на ее детских книгах для британского издательства Варна, пока обязанность управления земельных ресурсов и ее уменьшающееся зрение не затрудняли делать это.
Поттер написала около 30 книг; наиболее известны 24 детские сказки.
Поттер передала почти все свое имущество в Национальный фонд. Книги Поттер продолжают продавать по всему миру на многих языках, по этим историям написаны песни, поставлены кинофильмы, балет, и анимация. Ее жизнь изображена в художественном фильме и телевизионном фильме.

Beatrix Potter - Sketch of Footprints in Snow

Beatrix Potter - Path in snow

Beatrix Potter - illustrations goose

Beatrix Potter - 3

Collapse )
девушка и котя

Давайте сравним...



Упрощать.

Американцы стремятся упрощать. В архитектуре, одежде, организации быта (не гладить вещи, покупать готовую еду или полуфабрикаты и так далее), в уровне бюрократии, принятии решений. Там, где сложно – упрощать в разы. Там, где средне – просто упростить. Там, где просто, но можно ещё проще – до крайней точки.

Сложное здесь не приживается, не выживает, не встраивается. Весь быт, все сервисы, медицина, общение с государством – все пронизано этим принципом. Причём упрощать без потери базового смысла.

К примеру, в одну из ближайших школ стоит очередь. Большая. Остальные школы подальше, туда детей нужно везти. Так вот, очередь управляется лотереей. Повезло – ты в ней. Не повезло – нет. Спрашиваю: «А почему бы вам не отбирать лучших детей?». Отвечают: «А зачем усложнять?». Действительно, думаю, зачем?

Делать.

Брать и делать. Без подвигов и надрывов. И без больших сомнений. В любой непонятной ситуации просто начинать. Не ждать никого и ничего. Для того чтобы начать, нужно просто начать. Собственно, как мне кажется, это тоже про «упрощать». Просто принимать решение и действовать.

Именно из этого правила родом госпитали (которые построены в основном за счёт меценатов, стены клиник усыпаны здесь табличками с именами местных жителей, сделавших большие пожертвования), парки и скверы (от скамеек до водоемов – все создано, благодаря тем же меценатам), университеты, церкви, концертные залы.

Collapse )
девушка и котя

Как бесчувственен мир — и хорош! Как чувствителен я — но куда мне...

Spring Leon Jan Wyczolkowski, 1933

Я не стою и этих щедрот —
Долгой ночи, короткого лета.
Потому что не так и не тот,
И с младенчества чувствую это.
Что начну — обращается вспять.
Что скажу — понимают превратно.
Недосмотром иль милостью звать
То, что я еще жив, — непонятно.
Но и весь этот царственный свод —
Свод небес, перекрытий и правил, —
Откровенно не так и не тот.
Я бы многое здесь переставил.
Я едва ли почел бы за честь —
Даже если б встречали радушней —
Принимать эту местность как есть
И еще оставаться в ладу с ней.
Вот о чем твоя вечная дрожь,
Хилый стебель, возросший на камне:
Как бесчувственен мир — и хорош!
Как чувствителен я — но куда мне
До оснеженных этих ветвей
И до влажности их новогодней?
Чем прекраснее вид, тем мертвей,
Чем живучее — тем непригодней.
О, как пышно ликует разлад,
Несовпад, мой единственный идол!
От несчастной любви голосят,
От счастливой — но кто ее видел?
И в единственный месяц в году,
Щедро залитый, скупо прогретый,
Все, что вечно со всем не в ладу,
Зацветает от горечи этой.
Вся округа цветет, голося —
Зелена, земляна, воробьина.
Лишь об этом — черемуха вся,
И каштан, и сирень, и рябина.
Чуть пойдет ворковать голубок,
Чуть апрельская нега пригреет, —
О, как пышно цветет нелюбовь,
О, как реет, и млеет, и блеет.
Нелюбовь — упоительный труд,
И потомство оценит заслугу
Нашей общей негодности тут
И ненужности нашей друг другу.
Д.Быков
кот с фотокамерой

Россия щедрая душа

В Калининграде чиновники засыпали песком бесплатную снежную горку

В Центральном парке культуры и отдыха Калининграда засыпали песком бесплатную снежную горку, с которой дети зимой катались на санках и "ватрушках". Вместо нее им предлагают кататься на платной горке, сооруженной рядом, передают СМИ со ссылкой на газету "Вечерний трамвай".

Стоимость одного спуска с платной горки составляет 50 рублей, утверждает FlashNord. Абонементы на шесть катаний продаются за 200 рублей, сообщает SmartNews.

В администрации парка объяснили свои действия заботой о безопасности детей. По словам чиновников, бесплатная горка была образована стихийно и не соответствует требованиям безопасности, так как в конце спуска есть ручей и деревья.

Между тем жители города с этим не согласны. Они отмечают, что уже много лет катаются на стихийной горке. В архивах есть даже довоенные фотографии, где на ней катаются жители Кёнигсберга.
кот читает

В Швеции всем детям до 18 лет лекарства будут выдаваться бесплатно

В Швеции с нового года вступает в силу новый закон, по которому всем детям до 18 лет лекарства будут выдаваться бесплатно. Новые правила направлены не столько на экономию семейного бюджета, сколько на «снижение неравенства в доступе к медицине среди разных социальных групп», они должны сделать медицину доступней, пишет Local. Получать бесплатные лекарства смогут не только дети граждан Швеции, но также дети беженцев и людей, нелегально проживающих в стране. В список бесплатных не войдут некоторые препараты из трав и лекарства против курения.

Решение освободить родителей от платы за лекарства для детей – один из пунктов реформы медицины, которая сейчас проходит в Швеции. С конца лета 2016 года должна быть введена бесплатная маммография, а в середине 2017 года – бесплатная выдача противозачаточных таблеток для женщин до 20 лет. Кроме того, Швеция собирается повысить максимальный возраст, до которого предоставляется бесплатная стоматологическая помощь, с 19 до 23 лет.

отсюда



P.S. Где-то уже коммунизм. Завидую беженцам, попавшим в эту благословенную страну.