Лена (elesika73) wrote,
Лена
elesika73

Новый политический язык России

2014 год стал не только годом смерти стабильного рубля, но и годом гибели большинства стилей русского языка. Чиновник, политик, дипломат, экономист, топ-менеджер и обыватель говорят теперь одинаково: казенщина, арго, язык бульварного романа, стэнд-апа и сказки. Вавилонское смешение стало то ли наградой, то ли наказанием за Крым и попытки построить странный «русский мир»: богатства выражений нет как нет, зато появилось невиданное со времен построения социализма единство в языке, который трудно поддается традиционным правилам стилистики и совсем непонятен со стороны, но носителям этого и не нужно. Зачем и о чем разговаривать с внешним врагом и «пятой колонной»? Главное, что друг друга понимаем, в отличие от строителей башни.

Пошли по беспределу

Странности с языком стали обнаруживаться во времена Майдана и присоединения Крыма. Министерство иностранных дел, которое и раньше не отличалось дипломатичностью стиля, вдруг заговорило языком криминальных сериалов и тюремных камер. Одним из любимых слов в заявлениях ведомства стал «беспредел». «В России возмущены тем беспределом, который сейчас царит в восточных областях Украины в результате..."
читает, допустим, американский дипломат заявление МИДа на английском, потом решает почитать на русском: bespredel, what? Лезет в словарь и видит – «не по воровским понятиям». Что думать? Отвечать лексикой американских тюрем? Впрочем, с «беспределом» еще можно разобраться – может, кто из носителей русского языка и пояснит, что слово глубоко проникло в обыденную речь, а Министерство иностранных дел просто несколько раз «сорвалось и психануло».

Тихо сам с собою

Другое слово, «понт» (не море с греческого, конечно), обыденным не стало и своей уголовной окраски не потеряло вовсе, но тем не менее вошло в дипломатический лексикон. «Запад хотел взять Россию на понт», – это не цитата из фейсбука МИДа, который ведет уже успевшая прославиться Мария Захарова, и даже не безличное заявление. Это слова Сергея Лаврова. Ответ западных дипломатов на такое обвинение опять же придумать сложно. Эти выражения не допускают продолжения диалога – например, заявление о нарушении международного права его подразумевает, предостережение – тоже, а «на понт» – нет. В таком виде заявления МИДа превращаются в подобие телешоу, дипломатического смысла в них нет, а эстетического довольно: фразы обращены не к внешнему (что и должно делать ведомство), а к внутреннему слушателю. Адресату выражения нравятся: «Как Лавров этих обам с меркелями срезал! Точно все – хотели взять на понт, чепушилы, но не сфартило фраерам». «Правосеки, бендеровцы, беспредел».
Источник уголовно-сентиментально-казенного жаргона долго искать не нужно: это публичные выступления Владимира Путина, в которых то и дело проскакивают прихваточки питерского дворового пацана. В последнем президентском послании тоже немало такого – например, Михаила Саакашвили, по мнению президента, гоняют по миру «как вшивого по бане». Национальный лидер сентиментален, он сравнивает страну с «мишкой», который любит «ягодки и медок», но иногда не прочь «погонять по тайге поросят и подсвинков», сожалеет, что этого вольного зверя могут посадить «на цепь» и вырвать ему зубы. Образно и вполне в духе демотиваторов в патриотических пабликах «ВКонтакте» или новых карикатур РИА «Новости»: с добрым огромным Мишкой, которому вредят мелкие западные политики. Мотивы перехода на президентский язык понятны – если единение с лидером, то во всем. Все в один строй – поближе к народу. Очень легко представить себе президента, премьера, Лаврова, Сечина, всех депутатов и сенаторов на ток-шоу даже не Владимира Соловьева, а Андрея Малахова. «Пусть говорят». И они говорят. «Ну, вообще, Украина повела себя как бедная Лиза, а ее раздербанили по беспределу», – сокрушается то ли Лавров, то ли Медведев. «А нечего вести себя как лохушка, когда вокруг барыги», – возражает Игорь Сечин. «Да вы Гоголя, мля, не читали, что ли, это все уже у него было в «Капитанской дочке», – вступает в беседу депутат Госдумы. «Главное – не трогать нашего мишку!» – соглашается президент. Не переключайте канал, мы вернемся после короткой рекламы.
Разрушение языковых стилей – хороший пример того, что машина государственного управления совсем разладилась. Экспертного дискурса больше нет, его заменил кухонный. «Все у нас будет нормально, пиндосы не пройдут, в России все свое, барыги вредят, но ничего, про Новороссию читай у Гоголя». Такое упрощение языка ведет к упрощению логики: ведь, по обывательскому мнению, если в бюджете не хватает денег, надо их напечатать, если дорожают продукты, надо зафиксировать цены. Такие мнения уже звучат (правда, пока от достаточно одиозных личностей типа Евгения Федорова). Обывательщина уже встречается и в высказываниях тех, кто действительно принимает решения. Несколько министров без всякой иронии заявили, что рост курса евро и доллара не коснется обычных людей, получающих и тратящих рубли. Страшно, если они так думают на самом деле.
Источник — Slon.ru
Tags: Россия, культура, общество, экономика
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments