Лена (elesika73) wrote,
Лена
elesika73

Categories:

Экологический фундаментализм — не идеология и не религия. Это война за выживание

Лекция о тонкостях кислотно-щелочного баланса и правилах гигиены, может быть, хороша сама по себе, но к месту ли ее читать перед племенем людоедов? За просветительскую работу Юлии Леонидовне, конечно, спасибо, только не ясна ее аудитория и цель. Это всерьез написано для страны, большинство населения которой живет в условиях перманентной экологической катастрофы? Для Братска, Новокузнецка, Иркутска, дышащих формальдегидом, бензопиреном, диоксидом азота и фтористым водородом? Для инфернального Норильска? Для московской Капотни?

Хотел бы я посмотреть на лекцию о вреде экологического фундаментализма, прочитанную глаза в глаза родителям, чей прозрачный ребенок задыхается и синеет: он рожден под факелом Красноярского алюминиевого завода и проглотил уже больше таблеток и аэрозолей, чем весь его род. А еще у него страшно ломит кости — так, что он истошно орет ночами.

В Красноярске — свинец в воздухе, хром, цинк, алюминий. На один квадратный километр с неба каждый день падает до тонны пыли. В некоторых местах — до пяти тонн. За КрАЗом, на другом берегу петляющего здесь Енисея, растянулся поселок городского типа Березовка. В Енисее здесь — все смытые из вышестоящего Красноярска мерзости, чуть подальше на этом берегу ядерный комбинат, полвека загрязнявший Енисей. Власти все разговоры вокруг того, что в Березовке выросло первое поколение мутантов, опровергают и пресекают. Разговоры эти первыми завели не родители или врачи, а военные: призывная комиссия не удовлетворилась качеством «мяса» — как раз шла вторая чеченская. Почти у половины ребят были аномально развиты стопы. Рост от 175 до 180 см, а размер стопы — с 46-го по 49-й. Нештатная ситуация, большеразмерных кирзачей не хватало.

На Западе в сталелитейных центрах несколько десятилетий назад сталкивались с этим. Но благодаря экологическому фундаментализму преодолели — там теперь текут чистые реки и растет зеленая травка.

У нас — да, экология мешает прогрессу.

Это не идеология и не религия. Это война за выживание. Если раньше нас травили в интересах советского государства, которое нуждалось в металле для солдатских ложек, котелков, истребителей, то сейчас чего ради? Прибылей Дерипаски? Кто нас обязал хлебать беду, составляя ему капитал? Любой из нас, из темной толпы, имеет право на этот вопрос.

Юлия Леонидовна, вас интересует, почему красноярцы так не хотят строительства Енисейского ферросплавного завода? Знаете, кролики не обязаны любить удава и зазывать его в гости.

Вас принимали хозяева КрАЗа. Загляните как-нибудь в красноярский онкодиспансер. Ваших убеждений это, скорей всего, не поколеблет. Но если вы там полчасика в плотной толпе выдержите, их, убеждения, можно будет уважать.

Кого и где сожгла экологическая инквизиция, какой выгодный человечеству проект остановила, кому помешала? Предотвратила поворот северных рек? Отвела нефтепровод от Байкала? 25 декабря официально закроется Байкальский ЦБК, сливавший яды в озеро. Что не так в этих победах здравого смысла? Да и нельзя их всецело записывать на счет экологической инквизиции: у властей присутствовали и далекие от экологии резоны.

Как и где экологические организации навредили цивилизации? Может, имеются в виду два красноярских эколога, представители гуманитарной интеллигенции Алексей Колпаков и Александр Колотов? Они противились воздвижению Эвенкийской ГЭС. И этот проект пока остановлен — правда, не столько из-за протестов общественности, сколько из-за финансовой стороны дела.

Так вот, этих экоинквизиторов «РусГидро» чуть не посадил за экстремизм. Им вменили в вину перепечатку на их сайте, в частности, публикации «Новой газеты» от 09.10.2008 «Мертвое море — золотое дно. Россия хочет утопить родину эвенков ради денег. ООН этого делать не советует». (Мне, как автору, «РусГидро» инкриминировал помимо экстремизма возбуждение национальной розни, подрыв авторитета органов госвласти и призыв к свержению существующего конституционного строя.) К экстремистским материалам «РусГидро» отнес и текст «Виктор Астафьев: с карабином против прогресса» — подборку астафьевских очерков и эссе о трагедии, грозящей Эвенкии в случае строительства ГЭС. «РусГидро» привлек к делу ФСБ, СКР, МВД, федеральные СМИ. «Экоинквизиторы» еле отбились.

Это — архетипическая коллизия — пастушонок Давид против непобедимого великана Голиафа. Но пока тонны железобетона давят эту травинку, и последняя нашумевшая акция «Гринпис» — тому подтверждение.

На днях встречался с профессором Даниловым — тем самым, осужденным за госизмену. Исполнился год, как он на воле. Сидел физик в одной из трех колоний под факелом КрАЗа. Данилов знает, как в корне изменить экологическую обстановку в Красноярске. Есть разработки еще советских времен. Но они властям не нужны. Бизнесу тем более.

Итак, на Западе давно решены проблемы загрязнения окружающей среды традиционными производствами. Решены благодаря экологам, их протестам, их давлению. Есть технологии и механизмы решения экологических проблем и в России. И дело не в прогрессе, а всего лишь в том, чтобы экологические организации стали действительно реальной силой и заставили власть осознать приоритетность сохранения среды обитания народа. Но пока в России экологи — никто и звать их никак. При Путине идет последовательная деэкологизация всей жизни, начиная с законодательства, заканчивая повседневной хозяйственной практикой.

Гимны прогрессу, человеку деятельному, ratio — не новость. В 1955 году на Боденском озере, на «острове цветов» Майнау 18 лауреатов Нобелевской премии прямо так и объявили: «Наука — путь к счастью человечества».

Лаконичней и раньше прочих — еще до этого заявления — ответил Ильф: «В фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет».

Ныне дифирамбы прогрессу все глуше. Крах социальных движений прошлого столетия, войны и техногенные катастрофы поколебали веру и в исторический прогресс, и в научно-технический, и в рационализм в целом. Убежденность, что бабло (прогресс, либерализм) побеждает зло, выглядит верой в то, что, если карточный домик построить из козырей, он будет прочней.

Неловко писать банальности, но, видимо, придется. Все блага прогресса обращаются так или иначе против человека, создают для него новые угрозы. Цивилизация благодаря прогрессу теперь может помереть быстро — от энергии расщепленного атома или медленно и мучительно — от нервных нагрузок в гонке за деньгами и удовольствиями, в безумной конкурентной борьбе. И прежде всего погибнут гуманистические идеалы. Прогрессу — с его обратной, темной стороны — не нужно общество, ему не нужна семья, не нужны глубокие чувства, ему нужны бездумность и потребители.

Благодаря прогрессу стало возможным культивировать легковесное, утопическое мировоззрение с фетишами конкуренции и успеха, красоты и юности. Выведена новая общность людей с оптимистической и ничем не подкрепленной верой в себя, тупо смотрящая на мир как на бесконечный источник того, что можно сожрать или трахнуть. На скотном дворе, конечно, не очень уютно, зато все понятно и рационально. Слабые — умирают; загнанных лошадей пристреливают; у кого нет денег, лузеры и лохи, подлежат осмеянию. Заботы об экологии — это не высшее на сегодня достижение разума и прогресса, а нечто, им противостоящее; малонаселенные части родины можно затопить, чтобы продать энергию китайцам, или им же сдать в аренду; аборигенам в Прихоперье или Сибири должно благодетелям-инвесторам, загаживающим их родину, ноги мыть и воду эту пить.

Экофундаменталистская инквизиция ставит вопросы о главном, о сущности человека. В конце концов, мы не планету губим — она не такое переживала, а самих себя.

Жить в гармонии с природой, конечно, уже не получится. Но заведомая недостижимость поставленной цели совсем не означает, что не следует пытаться ее достичь. Экологические инквизиторы добились введения в Дании налога на бесплатную раздачу полиэтиленовой упаковки, и ее популярность резко упала. В Ирландии произошло то же после увеличения цен на пакеты. Во Франции, Швейцарии, Англии вам упакуют покупки в биоразлагающиеся пакеты. В России кое-где раздают авоськи, пластиковая посуда уже и у нас стала дурным тоном. Я к тому, что все больше людей, для кого экология — это не политика или экономика, а то, что каждый может и должен рассматривать в категориях личного выбора и личной ответственности. Каждый может внести свой вклад в дело сохранения планеты.

Все прочие биоценозы на земле безукоснительно саморегулируются, существует симбиоз между потребляющими и потребляемыми. А человечество благодаря прогрессу исключило себя из этой сложной системы регулирующих механизмов. И ведет ныне искусственное существование. Как долго это продлится, как долго нас будет терпеть планета, зависит сугубо от людского разума.

Алексей Тарасов

Источник
Tags: общество, экология
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments