December 5th, 2014

кот читает

Русский мир

Нас отправили на поиски вымышленного «русского мира» в тот самый момент, когда власти стала очевидна физическая и метафизическая растерянность нации перед своей собственной страной. Перед нерешенной проблемой места России в мире. Перед отсутствием вариантов ответа на вопрос, кто мы и откуда. И главное, куда.

Мы не находим себе места ни в своей стране, ни в мире.
..
Русский мир без кавычек — это наше культурное наследие. Наши технические и научные достижения. Но не полупьяное быдло в камуфляже. Не рассуждения о некоей национальной монополии на совесть и другие моральные добродетели. При этом русский язык — главное объединяющее и конституирующее начало русского мира, что бы под ни понимать, — балансирует на грани выпадения из десятки мировых языков. На нем говорит все меньше людей. Прежде всего потому, что уменьшается влияние на мир самой России.
...
И если мы вдруг стремительно становимся чужими этому миру — не как отдельные личности, а как нация, — значит, дело в нас, а не в мире.

Пора прекратить сеять хаос внутри страны и у соседей в поисках мифического «русского мира». Реальный русский мир — вот он, у нас под ногами. В самой России. С таким вот курсом рубля. С таким образованием. С такой медициной. С такими депутатами и чиновниками. С такими дорогами. Нам реально есть чем заняться у себя дома.

Может, для начала просто мысленно вернуться на 11 месяцев назад. А не на 140 лет, как адепты мифической Новороссии. Всего-то в февраль 2014 года.

отсюда

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
девушка и котя

Беседа Дмитрия Быкова с Алексеем Навальным // "Собеседник", №46, 3-9 декабря 2014 года

Оригинал взят у jewsejka в Беседа Дмитрия Быкова с Алексеем Навальным // "Собеседник", №46, 3-9 декабря 2014 года
.
2204052

АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ: ВЛАСТЬ УСТУПИТ СТОЛЬКО, СКОЛЬКО МЫ ПОТРЕБУЕМ

Ну что, съездили мы к Навальному. Все не так страшно. На ноге браслет, даже стильно. Три комнаты, но опрятные. В одной — разнополые родители, в другой — разнополые дети.

Значительную часть родительской комнаты занимает тренажер — «А то я тут, не двигаясь по городу, весил почти центнер, что неприемлемо. Сейчас согнал». Напротив окон на соседнем доме висит такая штука для трансляции всего, что происходит у Навального, в контролирующие органы. Ужин вкусный, скромный, с небольшим количеством вина. Вообще-то Навальному его можно сколько угодно, но он не увлекается. Другой бы уже несколько раз спился на его месте. Почти каждый день его возят в суд — чтобы он не толстел, видимо, и прогуливался-таки по городу. Потерпевших нет, о чем «Ив Роше» написал целую бумагу, но это никого не волнует.

Вообще, может, он при нас бодрится, но никак по нему не скажешь, что это человек под домашним арестом. Дети веселые, язвительные, жена настроена бодро и хорошо готовит. Навальный в курсе всего, хотя интернет ему запрещен. Зато он много смотрит телевизор.


Путин правит по «Шу-цзин»

— Лёш, мы начнем с неожиданного вопроса. Ты же по телевизору видишь, что сейчас главная российская проблема — в Фергюсоне. Там афронаселение восстало, и вся страна подхватила. Чем кончится-то?

— Кончится, как всегда: одни успокоятся сами, других успокоят, а дальше они будут думать, как не допустить повторения. Проблема есть. Фергюсон — все-таки не Лос-Анджелес, где в девяносто втором было шестьдесят жертв и все гудело несколько недель. Но состав жюри присяжных был такой, что вердикт очевиден: девять белых против трех черных. Это будут долго обсуждать. Потом долго бороться с социальным неравенством. Потом напишут десяток книг с подробным расследованием. Но Америка ведь всегда балансирует, качнется вправо — качнется влево. Вообще, ведь так и должно быть, это нормальное состояние политики — приходят одни, проводят свои реформы, реформы срабатывают или нет, потом приходят другие и двигают первых, начинают что-то свое... Политика — это хаос и череда случайностей. И при всем этом непрерывном движении американская система очень прочная, хотя ни от каких кризисов не застрахованная. Кризис — нормальное ее состояние. Фергюсон — еще отнюдь не главная проблема. Реформа здравоохранения — так называемая программа Obamacare — вызывает споров в обществе гораздо больше, именно на ней Обама проиграл сенат и конгресс. Но они выберутся, ты уж так-то за них не переживай.

— А мы?

Collapse )