Лена (elesika73) wrote,
Лена
elesika73

Categories:

Отрывок из интервью Быкова

Д.БЫКОВ: Понимаете, Оль, в принципе, это могла бы быть тема широкого общественного обсуждения, если бы Академия наук хоть чем-нибудь доказала свое истинно общественное значение. Понимаете? Я совершенно не возражают против того, чтобы защитить права Академии наук. Но давайте вспомним, Академия наук за истекшие 20 лет защищала чьи-нибудь права? Поднимала ли оно голос внятно против клерикализации образования, против насаждения церковно-приходского взгляда на вещи, против закрытия, исчезновения множества культурно-просветительных программ что на телевидении, что на радио, что в образовании? Была ли Академия наук... Да был ли покойный нравственным человеком, да? Была ли Академия наук сколько-нибудь общественно значимой организацией?

О.БЫЧКОВА: А почему не была?

Д.БЫКОВ: Я думаю, по двум причинам. Во-первых, российская фундаментальная наука в огромной степени зависит от государственного финансирования. А во-вторых, она остается, в общем, для многих таким же советским рудиментом как и Союз писателей или Союз кинематографистов. Я-то абсолютно убежден, что в нормальном обществе (подозреваю, что наше во многих отношениях еще не нормально), в нормальном обществе голос ученого весом.
........................................................
Можем ли мы вспомнить сегодня серьезных ученых, участвующих в правозащитной деятельности? Нет, не можем. Следовательно, когда Академия наук ввязывается в спор о своем статусе, я полагаю, что это, все-таки, спор о статусе имущественном, а не гражданском.... Очень мало я могу назвать ученых, которые бы сегодня проделывали бы что-то подобное, которые бы защищали попранное достоинство гражданское, да? Академия наук в огромной степени виновата в том, что сегодня дискуссия вокруг нее не носит широкого общественного характера.
Последний человек, который высказывался по насущным вопросам, был покойный Гинзбург, который, действительно, реально противостоял клерикализации всего и вся.
Но при всем при этом в стране так долго наука пребывала в забвении, а Академия так долго повторяла причудливые изгибы линии партии... Научное сообщество так долго использовалось в политике без всякого протеста с его стороны, руководство МГУ так долго связывало себя с достаточно одиозными политиками (достаточно вспомнить очевидную репутационную связку Лужков-Садовничий, да?), что чего же эти люди сегодня хотят? Чего они?.. Я могу назвать только, пожалуй, Алферова с его откровенно коммунистическими левыми, но, по крайней мере, выстраданными убеждениями, когда я говорю о том, что у человека есть взгляды на вещи.

Понимаете, ведь, сейчас очень многие меня в том числе упрекают за то, что я с такой легкостью топчусь на судьбе Академии наук. Да не топчусь я на ней вовсе, господа. Я должен с ужасом признаться, что она меня не волнует. Потому что никогда Академия наук (я, все-таки, 45 лет живу здесь), Академия наук на моей памяти не сделала ничего, за что ее можно было бы уважать.
О.БЫЧКОВА: Хорошо. Меня очень тронула история про миллионы пользователей Facebook, в основном из Штатов и Британии, которые удалили свои страницы после разоблачений Сноудена. Мне кажется, что они очень какие-то нервные и чувствительные люди неоправданно.

Д.БЫКОВ: Ну, вы помните, сказал же Обама «Это уже не столько наш Сноуден, сколько ваш Сноуден», и, действительно, он такой романтик-идеалист советского образца. Но мне кажется, что здесь кроется причина глубже. Мне кажется, что вообще социальная сеть перестала удовлетворять условиям пользователей. Любая. Во-первых, из нее слишком легко слить данные. Во-вторых, скучно.

Я раньше думал, что социальная сеть будет мощным инструментом самоорганизации. Теперь оказалось, что это не так. Это мощный инструмент загаживания собственного досуга.

О.БЫЧКОВА: И вы поэтому м?

Д.БЫКОВ: У меня есть аккаунт в Facebook, которым я практически не пользуюсь. Там мои друзья выкладывают какие-то мои стихи. А так больше незачем. Я предпочитаю живое общение.
...............................................
О.БЫЧКОВА: А есть идея, что нужно сделать такое, вот прямо сделать резко или радикально, или как-то по-новому, эффективно, чтобы, например, изменить ситуацию с теми людьми, которые сидят за Болотную? Ну, просто это может продолжаться еще бог знает сколько.

Д.БЫКОВ: Я понимаю, да. Это самая больная тема, особенно после того, что сделали с Косенко. Я когда прочитал этот репортаж в «Новой газете», честно вам скажу: мне стало так стыдно. Так стыдно. Я ничего, наверное, и не мог сделать, но я и не пытался. Когда человека не отпускают на похороны матери, а держат неизвестно за что и при этом человек с диагнозом, господи помилуй, я не знаю, в каком Средневековье можно искать аналогии.

О.БЫЧКОВА: И при этом еще говорят, что они делают это ради его же блага, потому что он – нездоровый человек.

Д.БЫКОВ: Да, конечно. Он там у них очень сильно поздоровеет.
Вы знаете, рассказывать про каждого сидящего, делать их национальными героями, потому что они и есть национальные герои в огромной степени, конечно. Как можно больше популяризовать эту историю. А то, ведь, многие, действительно, думают, что «ох, они там на власть кидались, ох, они там омоновцев били». И такие подонки распространяют эти измышления, люди, на которых, действительно, клейма ставить негде.

О.БЫЧКОВА: Это правда.
Д.БЫКОВ: Нет, я не стал бы надеяться на Европу. Европа сейчас глубоко загнала себя в рифму, и, к сожалению, то, что там сейчас происходит, очень далеко от нормального, трезвого, адекватного взгляда на ситуацию.
Tags: Дмитрий Быков
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments